О.А. Прилепская

Author: kpv

Поделиться в социальных сетях:

Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

Копия image_3 2

Приезжай за счастьем. Я скучаю… Подпись: море

Закончено все. Мой самолет садится в зиму, облаченный в одежду триколора Трансаэро, а память неизменно в режиме нон-стоп возвращает туда, где прошла последняя неделя. Очередная международная стажировка по линии Ассоциации неврологов. Слишком яркая и насыщенная, чтобы быть очередной. Слишком неоднозначная, чтобы забыть. Слишком роскошная и красивая, чтобы быть правдой. Много таких вот необычных амбивалентных слишком. Но без этих слишком не было бы ничего, и мир не перевернулся бы с головы на ноги. Ассоциация! Спасибо и браво!
А неделю назад было раннее морозное утро. Сонная Тюмень провожала меня в аэропорт из окна машины. Холод щипал щеки, а нос предательски подкапывал и не хотел собираться в дорогу. И все не клеилось-таможня цеплялась, я опаздывала, чемодан не закрывался. Но ведь правда, за черной полосой всегда наступает белая. Здесь она стала белее белого. Как один из цветов флага наших стран-теперь медицинских друзей и союзников-России и ОАЭ. Да, вы не ошиблись, мой самолет (снова символичный белый цвет!) совершил посадку в аэропорту города Дубаи. И снова таможня, а я готовлюсь к худшему, но… Мне улыбнулись, попросили показать волосы цвета молодой лисы, собранные в хвост и пожелали приятного отдыха. Отдыха? Но ведь я приехала работать?! Вопрос остался в воздухе, а сам воздух сухой и терпкий струился по коже, путал волосы и жарко обнимал, как обнимают самые близкие люди.
Только вечером, в отеле, я пришла в сознание от головокружительных высоток, соленого запаха моря и шока. От роскоши и счастья. Только вечером я поняла как работа может быть отдыхом, а еще вечером я уже не хотела, чтобы наступило утро. Следующее утро рабочего дня…
А потом было утро, 1 ярко-красное в желтую полоску и 3 зеленых яблока как комплимент, черно-белый шоколад (опять символично!), завтрак и короткая, но такая долгая от ожидания, дорога к морю. Я люблю купаться в штормующем море. Что-то в этом есть. Терпкое и истеричное. Если бы море было женщиной — это была бы самая безудержная любовница в мире. Я люблю собирать ракушки и класть их в цветы дома на подоконнике. Я люблю пропускать сквозь свои тонкие пальцы струйки белого песка, и чувствовать. Когда-то давным-давно один очень мудрый человек сказал мне еще девчонке: у настоящего врача есть 4 ритма жизни-жить, чувствовать, учиться и любить. Здесь-среди песчинок и колючей изумрудной воды-я ощутила еще и пятый ритм-ритм быть избранной. И утреннее море вздохнуло и задышало неровно ко мне, очнувшись от своей ночной мигрени. Да и еще раз да! Я влюбилась. Бесповоротно и окончательно. И мне без разницы, что скажут коллеги на сайте, задавая вопросы про зарплату, льготы и методы лечения как это было со Стамбулом. Думаю избранным не пристало сувать нос в кошельки зарубежных коллег, обсуждать их льготы, а тем более сравнивать их и нас. Разные культуры, разные подходы, разные взгляды, разные мы.
Время бежало, и неизменно за утром наступал яркий знойный день, а за ним пудровый шипровый бархатный вечер. А вечер первого дня знакомства принес мне еще один приятный сюрприз-сафари в пустыне, где волны песка, гордые верблюды в нарядах от кутюр, танец живота и… настоящая русская зима, но только глубокой ночью. Это необычно-жарко и + 35 в тени, легкий сарафан, босоножки, а через час, за который солнце в пустыне прощается с днем, морозно и холодно, палантин, теплые носки и кофе с золотом. Это было вкусно. Даже чересчур. А песок ярко-красный и крупный, тягучий как сгущенка, оседал с машин и не хотел прощаться с моими волосами и мелкими складками кожи. Он влюбился, как и я в него. И оставил на коже правой лодыжки рыжий след татуировки. Чтобы вспоминала, хоть иногда.
Работа. Я не знаю и не могу понять как это может быть. Как работа может быть отдыхом и приносить удовольствие без зарплаты, ведь в России я пашу как вол и стараюсь оставаться леди.
Леди, женщина, мама… Для арабских мужчин-это истина, это божественное, это святое. Уважение, преклонение, почитание, абсолютная правота. Моя обожаемая красная помада и смоляные брови, ресницы как опахала и тонкие черты лица, женственная фигура и покорный взгляд, где много всего намешано-страсть, боль, счастье, удовольствие, раскаяние, роскошь и пренебрежение. Чувственная женственность и сила внутреннего стержня. И дети рядом с любой из женщин. Их смысл жизни, грех ее, ее душа. Я наблюдала и соизмеряла шансы, присматривалась, иногда принюхивалась и впитывала как губка манеры, взгляд, грацию настоящих львиц. Мне нравилось.
Работа ждала, а я отвлекалась. Да и как не отвлечься, когда к каждому цветочку, деревцу, травинке подведена трубочка с водой. Когда после шторма специальная машина утром дробит ракушки, выброшенные морем в подарок на берег, чтобы мы не порезали белую тонкую кожу на стопах. Когда перед пляжем тебе настойчиво предлагают амбреллу, чтобы не сгорели плечи и нос. Настоящая забота, я знаю, я видела.
Заботливо меня встретили и в первый рабочий день мои арабские коллеги. А ведь если сказать по правде я и не ждала, что будет иначе.
Медицинский спинальный центр, который любезно распахнул свои двери для российских коллег, является частным и занимается лечением любой, в том числе и нейрохирургической, патологии позвоночника и спинного мозга. Приехав рано утром, в то время, когда солнце только перестало царапать линию горизонта, нас пригласили на врачебную конференцию, которая проводится еженедельно, здесь обсуждаются нестандартные кейсы пациентов (кейс-история болезни, клинический случай, при котором используется определенный алгоритм медицинской помощи).
Доктора смотрели на нас настороженно и оборачивались в темноте зала. Но свет ламп все расставил на свои места-предложение кофе, круассанов и задавать любые вопросы. Вопросов к главному врачу центра было много, но уже через несколько минут стало понятно, что центр использует только сверхсовременные методы лечения, широко применяя методы реабилитации, ботулинотерапии, функциональной нейрохирургии и нейрофизиологии.
Спинальный центр Дубаи работает круглосуточно, неврологи дежурят на дому в режиме ургентства, но по словам арабских коллег вызов из дома-это казуистика, врач общей практики, который остается в приемном отделении на ночь, согласно кейсу сделает все сам. И только в самых тяжелых или сложных для диагностики случаях пригласят светило-невропатолога. Медицинская помощь платная и оплачивается либо наличными, либо медицинской страховкой. Особенностью является то, что деньги должны быть переведены на счет клиники до момента поступления пациента, иначе даже в экстренной ситуации придется ждать перевода. Все честно-утром деньги, вечером-стулья. А еще на память об отделении реабилитации мне подарили иглы для иглорефлексотерапии. Храню в коробке из-под печенья, где все девчонки хранят сережки, цепочки, колечки. Такая вот девчонка 🙂 Память не девичья, поэтому работать ими не буду. В них много энергии чи, ну разве только в самых безнадежных случаях.
Персонал клиники разномастный, есть доктора и медсестры, свободно владеющие русским. С ними вместе мы обедали, они тепло и с грустью вспоминают Россию, и все до одного хотят вернуться. Но в следующей жизни… Они любят Россию, как люблю ее я. «Но когда-нибудь в тишине, вынимая устало сережки, вдруг припомнит она обо мне и глаза ее станут серьезны. Загрустит головенку склоня, пусть грустит, с нее не убудет. С этой женщиной у меня никогда ничего не будет»- точно про чувства этих людей к России. Они приехали в Дубаи из разных городов бывшего СССР и никогда не станут здесь своими. Но они совершают ежедневный подвиг-работают, живут, любят, зарабатывают деньги, растят детей. Это их выбор и он правильный…
Это определенный ритм жизни в ритме этого города. Где много супердорогих машин, транспортных многоуровненных развязок, как паутина среди небоскребов.На всех автомагистралях Эмиратов имеется ярко-желтая полоса для машин скорой медицинской помощи, и поверьте мне никто, даже если пробка и жутко опаздываешь, не посмеет проехать по ней. Проезд по желтой полосе строго наказывается, но не в этом дело. Это святое и это правильно, ведь жизнь и здоровье человека-важная составляющая благополучия страны. А все остальное мы купим…
В один из дней путешествия меня накрыла мигрень. Подкралась из-за спины, испортив все планы и настроение. Я сошла с лица и всерьез подумывала о самоубийстве. А таблетки в личной аптечке не снимали головную боль. Я металась как раненый зверь, перекраивая планы. Но… аптеки общедоступны и отпускают недоступные для России нарамиг и анальгетики с эфедрином. Честно-даже привезла с собой, так, на всякий случай, вдруг пригодятся…
Последний день-он был грустным. Я буду с теплотой вспоминать этот город и клинику, увезу домой частичку солнца на коже, выгоревшие соломенные волосы, ракушки, медицинскую литературу и себя. Мои чувства перераздражены, а серотонин плещется в нейронах как море. Хочу молчать и просто прощаться с этим городом из окна иллюминатора, он будет подмигивать мне огнями и махать ладошкой Пальмы Джумейры, подгонять мой самолет Венди (так арабы называют морской бриз ночью, когда меняется течение, и море становится неспокойным) и ждать новой встречи. В том, что она будет я не сомневаюсь, ведь буквально несколько часов назад я получила письмо с простыми словами:
Я как зверь зализываю раны, и как кофе растворяю горе. Приезжай за счастьем-я скучаю. Подпись: море…